Этика судейства.

А. П. Мазовер. Из книги «Охотничьи собаки» - М., 1979 год.

Проведение экспертизы собак имеет свою специфику. Если зоотехник один или в составе комиссии производит отбор животных, то работа его носит чисто научный или производственный характер. Осматриваемое животное оценивается в рабочей обстановке, члены комиссии заинтересованы лишь в одном - в получении производственного эффекта. Совершенно другие условия работы у эксперта по собаководству. Отбор и оценка племенного поголовья производятся не в производственных условиях, а на выставках и испытаниях - массовых мероприятиях, в торжественной и праздничной обстановке. Владельцев лучших собак награждают призами, собакам присуждают классность, медали, жетоны, звания чемпионов. Такая обстановка разжигает страсти у владельцев собак, борющихся за призовые места, и у окружающих ринг болельщиков.

Принятая система стимулирует племенную работу, но одновременно осложняет проведение экспертизы, иногда внося излишние страсти, основанные на личных интересах владельцев собак и симпатиях болельщиков. Это усугубляется еще тем, что во многих обществах охотников плохо поставлена воспитательная работа. На выставках экспоненты иногда появляются в нетрезвом виде, грубят экспертам, а недовольные оценкой демонстративно уводят собак с ринга и т. д.. К сожалению, организации часто оставляют эти случаи без внимания, не накладывают на таких людей взыскания, допускают на следующий год снова к участию на выставке или состязаниях. Все это осложняет проведение экспертизы. Часто осложняют ее и другие, технические, причины - плохие, необорудованные, тесные ринги, слишком большое количество собак, приходящееся на одного эксперта, что приводит к излишней спешке, и т. д..

Роль экспертов в охотничьем собаководстве почетна и ответственна. Тысячи охотников ежегодно на выставках и испытаниях доверяют им судьбы своих четвероногих питомцев, оценку трудов по их выращиванию, воспитанию и дрессировке. Эксперт направляет дальнейшее развитие породы, так как опыт и знание этой породы в течение ряда поколений позволяют ему не просто знать, а " чувствовать " породу и подмечать в ней малейшие изменения, доступные человеческому глазу. Хороший эксперт, как говорят, «всегда с породой»: он видит собак не только 1 раз в году, на выставке иди на испытаниях, а участвует в работе секции, помогает в составлении племенных планов, консультирует заводчиков, готовит молодых экспертов. Именно таким должен быть настоящий эксперт. Сложны и принципиальны в этой работе и этические нормы. Изложить их гораздо сложнее, чем правила выставок и испытаний и технику экспертизы, так как трудно предусмотреть все ситуации, которые могут возникнуть во время экспертизы. Культурный, принципиальный и дисциплинированный специалист всегда найдет правильный выход из любого положения. 

Этика эксперта складывается из поведения его не только во время экспертизы, но и вне ринга. Поведение эксперта вне ринга должно способствовать созданию у него авторитета и доверия к нему со стороны общественных организаций и собаководов. Без расширения своих знаний глубоким изучением специальной кинологической и зоотехнической литературы, изучением опыта других экспертов и постоянной работой с породой, по которой он специализируется, самый опытный эксперт отстает и становится ремесленником с ограниченным кругозором.

К экспертизе, как к сложной и ответственной работе, нужно готовиться и молодому, и старому по стажу эксперту. Каждый раз перед экспертизой необходимо повторить правила выставок или испытаний, методику экспертизы, нормативы, продумать все детали стандартов, наметить и обдумать план проведения работы. Часто говорим о личном вкусе, чутье, интеллекте, интуиции - все это нужные и хорошие качества, их нужно воспитывать и укреплять. Главное же - глубокие знания. И, конечно, нужно любить собак, особенно ту породу, по которой работает эксперт.

В повседневной работе, при встречах с охотниками-собаководами эксперт не должен заранее предопределять итоги экспертизы. В результате безапелляционных предсказаний владельцы собак, получивших иную оценку, особенно более низкую, ссылаясь на предсказания авторитетных специалистов, создают нездоровую обстановку на выставках. Близка к этому и так называемая «критика за веревкой». Эксперт, не проводящий экспертизы на данной выставке или испытаниях, должен быть нейтральным, не вступать в какие-либо критические разборы работы своего коллеги на ринге. Это не значит, что мы ратуем против критики, советуем не выносить сора из избы, бороться за честь мундира и т. д.. Совсем нет. Только в обстановке товарищеской критики можно решить возникшие спорные вопросы, найти правильное решение, поправить товарища, выработать единый взгляд на ряд проблем и вопросов. Но все это надо делать не на выставке, а в коллегии экспертов, одной из основных задач которой и является усовершенствование знаний и методов экспертизы. Участие же в спорах около рингов экспонентов, апелляции к ним должны рассматриваться не как желание установить истину, а как неэтичная попытка скомпрометировать своего товарища и приобрести дешевый авторитет.

Поведение во время экспертизы на ринге складывается из взаимоотношений экспертов между собой и экспонентами. Работа коллективов экспертов должна основываться на взаимном уважении, доверии и корректном отношении друг к другу. Эксперт устанавливает порядок работы и дает задание членам коллегии. Обращение с членами коллегии низшей категории со стороны старшего эксперта должно носить дружелюбный характер, без оскорбительного безапелляционного или наставительного тона. Работа на ринге с опытным экспертом - лучшая школа для молодежи. Обязанность эксперта приложить все усилия, чтобы его молодой коллега получил как можно более глубокие знания, позаимствовал опыт работы.

Если старший эксперт работает сам, он должен разъяснять свои действия членам коллегии, не оставляя их безучастными к происходящему на ринге. При выполнении его задания младшими членами коллегии в случае необходимости он должен корректно поправлять их в ходе работы, а не подчеркивать и демонстрировать их ошибки. В свою очередь молодые члены коллегии не должны забывать, что главная задача на ринге не их обучение, а проведение экспертизы. Поэтому не следует задавать много ненужных вопросов, отвлекающих от работы, высказывать различные предположения о расстановке и оценке собак, если на это не дано специального задания, и расставлять собак без поручения старшего эксперта. Все неясные и спорные вопросы следует решать во время перерыва или после окончания экспертизы. Отношения экспертов на ринге должны быть строго, официальными, без тени фамильярности.

Эксперт обязан помнить, что он находится под строгим и придирчивым контролем, не давать поводов к тому, чтобы его заподозрили в симпатиях к отдельным экспонентам. К экспонентам должно быть ровное, вежливое и спокойное отношение. Нельзя вступать с ними в пререкания, споры, грубить, повышать голос, одергивать и т. д.. Недопустимо также и фамильярное отношение к ним на ты, по именам и т. д.. Несерьезное и невнимательное отношение к своим обязанностям, выражающееся в поверхностном осмотре даже самых плохих собак, несовместимо с этикой экспертизы. В случае, если во время экспертизы по какой-либо причине была допущена ошибка, рекомендуется не отстаивать ее, а немедленно исправить. Престиж и авторитет эксперта при этом нисколько не будут умалены. Эксперт не имеет права быть лично заинтересованным в результатах экспертизы. Пользоваться доверием может только тот эксперт, у которого нет личных интересов во время проведения экспертизы. Известны случаи, когда эксперты давали высокие оценки щенкам от принадлежащего им кобеля, а потом кобель получал высокий балл «за потомство» и выходил в элиту. Совместимо ли такое положение с высоким званием эксперта ? Нет, конечно. «Судья не может быть участником» - это предусмотрено в правилах выставки. Однако квалификационным комиссиям до сих пор приходится заниматься разбором подобных неэтичных действий экспертов.

Бывает, что при оценке и описании потомков своих производителей эксперт выходит за ринг, поворачивается спиной к собаке и поручает описание и оценку членам коллегии. Это напоминает действие страуса, который прячет голову, а сам остается на виду. Ведь собаки-то к этому времени уже расставлены, и каждая собака находится в определенной группе, значит, оценка ей предопределена. Подобные действия подрывают доверие не только к эксперту, но и ко всему проводимому мероприятию и организации, его устраивающей.

Эксперт не может допустить даже небольшое завышение оценок. Обычно «добренькие» эксперты или не ясно себе представляют стандартные формы породы и методики экспертизы, или просто не совсем добросовестны. Реже встречаются «скупые» эксперты, придерживающие оценки. Эксперт должен быть точным в оценках, только тогда будет высок и неоспорим его авторитет. Ничто так не роняет авторитета эксперта и не подрывает к нему доверия, как появление его на выставке или на испытаниях в нетрезвом виде. К сожалению, материалы Всесоюзной квалификационной комиссии, разбирающей и обсуждающей ошибки экспертов только всесоюзной квалификации, а также и республиканских комиссий и областных коллегий говорят о том, что указанные случаи до сих пор встречаются.

Большое значение для авторитета эксперта имеет хорошо составленный и своевременно представленный им отчет экспертизе. Едва ли эксперт, плохо сделавший отчет, приславший его через год после проведения экспертизы или совсем не сдавший его, будет вновь приглашен для проведения экспертизы. Нельзя пренебрегать и внешним видом эксперта. Спортивные судьи носят форму. У нас этой формы нет. Может быть пора подумать о ее введении ? Мы не судим людей по одежде, но никогда не следует забывать, что одежда в известной степени дисциплинирует человека. Вычурно и крикливо одетый, тем более грязный, небритый и неряшливо одетый эксперт не вызывает доверия и симпатий у экспонентов. Задачи, стоящие перед экспертом, требуют от него бережного отношения к установившимся традициям и этическим нормам, отличного знания дела, принципиальных и справедливых решений.

Источник: http://www.irlsetter.narod.ru/