Письма к дядюшке Клодомиру:
натаска подружейной собаки.
Глава IV. Укладывание.

Роберт Домманже.

Когда Вам, Клодомир, иногда говорили, чтобы Вы заставляли ложиться подружейную собаку по жесту или по приказанию словами, Вы пожимали плечами и ссылались на некоторых старых: охотников, уже бросивших давно охоту, которые никогда не требовали такой дрессировки от своих собак, пользовавшихся хорошей репутацией. Ваш отец когда-то также пожимал плечами, когда видел первые центральные ружья Лефоше, что не помешало ему под старость иметь одно из них.

Быть может, больше разницы между современным, хорошо дрессированным, пойнтером и беспородными псами, выученными при помощи палки, чем между пистонным ружьем и бескурковкой с эжектором.

Если Вам угодно знать, раз уж мы начали об этом говорить, мое мнение об укладывании собаки, то вот оно: укладывание хоть и не необходимо, но столько дает удобств, что было бы большой ошибкой обходиться без него. Что бы об этом ни думали, но оно упрощает, а не усложняет, дрессировку.

Вы будете заставлять Фрама ложиться посредством очень легкого протяжного свиста: «фьюю» и поднятия правой руки.

В Вашей риге Вы будете хорошо защищены от всего, что могло бы развлекать Вашего ученика во время этого первого урока лежания.

Ригобер, держа Фрама на сворке, будет медленно его укладывать руками в то время, как Вы, поместясь перед ним, поднимете руку и будете свистеть: фьююю. Отступите несколько шагов и, через полминуты, наклонившись, свистите: фьюфью-фьюфью-фьюфью: Ригобер подбежит и притащит собаку, которую Вы осыплете ласками.

Если собака оказывает сопротивление, желая оставаться распростертой, то несколько легких подергиваний парфоса заставят ее понять необходимость повиноваться.

Потребуется немного времени, чтобы Фрам, которого Ригобер держит все время на сворке, лег сам при звуке свистка. Небольшая палочка поможет Вашему сыну удержать голову собаки прижатою к передним лапам.

Двух уроков, по двадцать минут каждый, достаточно.

Мы переходим к работе очень важной по ее результатам ( я называю ее «работой в круге» ); она производится на дворе, или под большим навесом, если таковой имеется. Для Вас будет удобна общественная залежь, находящаяся сзади Вашего дома.

Ригобер, держа все время Фрама на сворке, будет ходить, описывая вокруг Вас круг, радиусом в двадцать метров; время от времени Вы будете свистеть «фьююю» подымая правую руку и, тотчас, Ваш сын должен будет заставлять собаку ложиться.

Я, предполагаю, что сын Ваш ходит по кругу так, что его правое плечо приходится внутрь круга; когда Вы, дядюшка Клодомир, были гусаром, Вы называли это «вольт направо»; мы не будем менять терминов.

Сделав несколько шагов вперед и протянув правую руку направо, Вы говорите: «иди»; Ригобер тотчас двигается, таща собаку в указанном направлении и, пройдя так несколько шагов, постепенно переходит опять на окружность круга, центров которого являетесь Вы.

Через пятнадцать секунд свистите: фьююю, подымая правую руку, и снова действуйте, как это только что было описано.

В течение двадцати минут Вы легко успеете проделать это упражнение двадцать раз вправо и столько же влево.

От времени до времени свистите, наклонившись: фьюфью-фьюфью-фьюфью, а Ваш мальчик пусть отпускает Фрама, который и будет подбегать к Вам за лакомствами и ласкою, на которые Вы не поскупитесь.

Большим преимуществом этой системы является возможность научить собак, с ее помощью, падать немедленно, как только они услышат приказание, даже если приказывающий находится на некотором расстоянии, и снова подниматься только по команде. Радиус круга без затруднения можно изменить от десяти до ста метров. Когда Фрам поймет, что от него требуется, Ригобер сможет брать с ним другую собаку, работа от этого не пострадает, напротив: только выиграет. Приобретя небольшую привычку, можно работать четырех собак сразу, - подумайте, какая экономия времени !

Благодаря этой системе, результат достигается так быстро, что является соблазн прекратить уроки, но это большое заблуждение. Надо, по крайней мере, шестьдесят уроков, чтобы достичь рутинированности, без которой результаты ничего не значат.

Когда Фрам будет ложиться, как бы по инстинкту, около Вашего сына, последнему можно будет не держать в руках сворки, а дать ей тащиться по земле; затем, когда собака будет хорошо ложиться, положив голову на лапы, ему можно будет, мало-помалу, удаляться от нее, наблюдая, чтобы Фрам был совершенно неподвижен.

Если Фрам поднимется до приказания, надо, не колеблясь, отвести его на покинутое им место, уложить и продержать его несколько времени. Некоторые советуют привязывать упрямого ученика к кольцу, укрепленному у поверхности земли; это не чудо, но нужно только тогда, если собака обладает упорным характером.

В Англии до того требовательны в вопросе о неподвижности собаки при лежании, что позволяют ей подняться только после того, как коснутся ее рукою. Мой друг Н... купил в Англии прекрасного черного пойнтера, вполне готового, возвращавшегося к ногам и по свистку, и по жесту; при первом выходе в поле собака легла, увидев зайца. Как Н..., не вполне знавший требования англичан, ни свистел, ни звал, собака не возвращалась, она лишь повернула голову, а глаза ее, казалось, говорили: «я очень бы хотела, но не могу».

Н..., думая, не заболела ли собака, подошел к ней посмотреть, что с нею, но, едва он протянул руку, чтобы ее погладить, как пойнтер пошел в поиск правильным челноком. Я был тут же, и мы много смеялись над Н...

Эта собака была рутинирована на лежании перед зайцем и на отправлении в поиск по прикосновению руки.

Великолепным вариантом «работы в круге» является «работа по вытянутой цифре восемь»; вместо того, чтобы двигаться по окружности, Ригобер будет вести Фрама по направлению большой восьмерки, длиною пятнадцать метров, обозначив ее на земле с помощью колышков. Подумав немного, Вы поймете, дядюшка Клодомир, что я имею основание назвать эту работу «поиском на месте». Действительно, собака идет почти по прямой линии, оканчивающейся заворотом, переходящим опять в прямую, заставляющую ее пройти перед Вами; следуя по тому же направлению, она делает опять заворот в ту же сторону, что и предыдущий ( что очень важно ) и снова проходит перед Вами и так дальше.

Если бы Вы не оставались на месте, а шли вперед, мы и получили бы тот геометрический поиск, о котором я Вам говорил и всегда буду говорить.

Я не хочу сейчас распространяться о всех способах для его достижения, так как, в настоящий момент, мы изучаем укладывание собак, но в виду того, что работа по восьмерке столь же полезна для Фрама, как и другие, очень стоит, когда работа в круге достигнет своей цели, дать ему первый урок поиска челноком.

Вы свистнете «фьююю», когда Ваш сын будет находиться на какой-нибудь точке восьмерки - неважно на какой именно. Если с помощью Вашего мальчика, держащего сворку, Вы заставите лечь собаку в то время, как она направляется к центру восьмерки и хорошо Вас видит, Вы заставляете ее подняться, произнося «иду» и протягивая вперед руку; если же, наоборот, вы заставите ее лечь в то время, как она удаляется от Вас и, следовательно, не может Вас видеть, жест будет бесполезен, и поэтому, достаточно будет приказания словом.

Так как у Ригобера прекрасные легкие, он сможет вести Фрама по восьмерке гимнастическим шагом.

Мало-помалу, Вы будете замечать, что, когда собака Вас видит, свистки и слова будут становиться излишними и Фрам будет пассивно повиноваться жестам.

Исправляю свою забывчивость: я упустил из виду посоветовать Вам придавать Вашему голосу, или свистку, силу только лишь необходимую для того, чтобы они были слышны собакам. На охоте бывают тысячи случаев, когда шум вреден, а собаки, привыкшие повиноваться громкой команде вблизи, выходят из повиновения, когда удалятся и когда, поэтому, команда теряет для них свою звучность.

Вы получите двойную пользу, занимаясь этим упражнением на дороге.

Работать здесь можно почти всегда, лишь бы ветер высушил дорогу, тогда как работа в круге требует или навеса, или хорошей погоды, ибо и люди и собаки не любят топтаться по сырой земле.

Мы начнем работу на дороге, когда Фрам уже вполне понял значение свистка.

Ригобер держит Фрама, уложив его на дороге; отойдите на пятьдесят шагов и свистите, нагнувшись: фьюфью-фьюфью-фьюфью; Ригобер побежит к Вам гимнастическим шагом, ведя собаку; когда он будет от Вас в двадцати шагах, поднимите правую руку и свистните: фьююю; резким толчком своры Ригобер заставит Фрама упасть распростершись. Идите по направлению к нему и проходите мимо него сначала шагом, затем бегом; пусть Ваш сын отпустит сворку и отойдет, но будет следить за тем, чтобы Фрам все время оставался на месте; наконец, подойдите к нему и приласкайте, не позволяя ему вставать. Если он захочет подняться, свистните тихонько губами фьююю, или, лучше, скажите «лечь», если Вы желаете пользоваться также и словами.

Ваш мальчик взялся за сворку; встаньте на краю дороги, немного впереди Фрама, чтобы он мог Вас видеть, и протяните руку к середине дороги, произнося: «иди». Ригобер двинется, ведя собаку в указанном направлении.

В то время, как Фрам удаляется от Вас, свистните: фьююю; Ваш сын, коротким толчком своры, заставит его упасть распростертым на землю, а сам будет то уходить от него, то возвращаться, то бегать направо и налево; в один прекрасный момент Вы свистните, нагнувшись: фьюфью-фьюфью-фьюфью и, если собака подбежит к Вам, Вы ее наградите.

Вы понимаете, что, таким образом, собака привыкает повиноваться, идет ли она к Вам, или удаляется, а также приучается идти в направлении, указываемом рукою.

Так как вблизи Вашего дома проходит большая дорога из Парижа в Суассон, Вы сможете использовать ее ширину «для работы по восьмерке».

Дело Вашего чутья - определить момент, когда Ригобер сможет добиться послушания, не держа собаку на сворке.

Мало-помалу, Вы перейдете к работе двух, а затем и четырех воспитанников одновременно.

Когда Вы дадите собакам двадцать уроков, Вы воспользуетесь ружьем, вместо свистка. Будет ли это при работе на кругу, или на дороге - метод останется тот же.

Я повторяю Вам, что уже говорил по поводу выстрела: действуйте очень осторожно, особенно с собаками нервными. Заставьте водить их по кругу очень большого радиуса нескольких вместе и стреляйте, отворотясь от них в противоположную сторону.

При помощи этого метода и настойчивости я вылечил нескольких собак, о которых думал, что они испорчены на всю жизнь.

Когда собаки работают вместе, они бывают смелее, чем работая в одиночку.

Я не сумею, дядюшка Клодомир, в достаточной степени обратить Ваше внимание на выгодность для Вашего предприятия одновременной работы с несколькими собаками.

Во многих питомниках бывают собаки, с которыми едва ли занимаются по четыре раза в неделю, поэтому и через три месяца у них не видно больших успехов. Если Ригобер может устроиться так, чтобы заниматься впоследствии с собаками утром и вечером, у него через три месяца собак нельзя будет узнать. Собака ложится по жесту, по свистку, при выстреле, но она должна еще ложиться при виде другой ложащейся, или садящейся, собаки; это будет хорошей подготовкой для парной работы или для филдтрайлсов, где требуется секундировка.

Отправляясь работать на дорогу, возьмите на сворку Брискара, а Ригобер будет следить за Вами, ведя Фрама в двадцати метрах; от времени, до времени, заставляйте Брискара то ложиться, то садиться, а сын Ваш, легким толчком сворки и незаметным свистом, пусть тотчас же заставляет роспростираться Фрама. Двигайтесь с Брискаром вперед и, когда Вы сделаете несколько шагов, пусть Ригобер скажет: «иди» и опять следует за Вами.

После нескольких таких прогулок, Фрам довольно быстро рутинируется в этом упражнении, во-первых, потому, что он, мало-помалу, становится дрессированным, во-вторых, потому, что способность подражания сильно развита у собак.

Укладывание, при взлете птицы и при виде зайца, явится темой специального письма, когда мы решим, что Фраму уже можно показать дичь. Ждать придется недолго, ибо выгодно сделать это возможно раньше, так как, чем больше дичи увидит собака, тем лучше. Как упражнение, я предлагаю Вам всегда заставлять Ваших собак ложиться прежде чем позволять им есть.

У меня в одном помещении было до десяти щенят, которые дошли до того, что сами ложились перед своими чашками в то время, когда ходивший за ними человек раздавал им кашу, и подходили к еде по одному, когда их вызывали по кличкам.

Так как мы коснулись вопроса о корме, я Вам, кстати, посоветую строго наблюдать за тем, чтобы Ваши собаки не усвоили себе привычки закапывать какие-нибудь куски, ибо иначе у них впоследствии появится стремление прятать дичь, упавшую вне поля Вашего зрения, вместо того, чтобы подавать ее Вам.

Надо приказать строго наказать собаку, собирающуюся что-нибудь прятать.

Перевод с французкого: П. А. Шестакова, Н. Новгород: " СММ ", 1993 год.

Источник: http://www.e-reading.org.ua/