Письма к дядюшке Клодомиру:
натаска подружейной собаки.
Глава XII. Подготовка к испытаниям.

Роберт Домманже.

Подготовка, дядюшка Клодомир, разделяется, собственно, на дрессировку и тренировку.

Дрессировка, которую мы рассматривали до сих пор, это - дрессировка общая, которую необходимо дополнить дрессировкой специальной, предназначенной для случаев, когда собака должна доказать свои качества и свое воспитание.

Во всякой дрессировке существует первая ступень, имеющая своею целью подготовить собаку, и вторая ступень, служащая для совершенствования собаки.

Дрессировка специальная дается большею частью самой практикой; каждый охотник изменяет несколько работу своей собаки, применительно к своим привычкам, своей дичи, своим угодьям.

Владелец, если только он не дал Вам вполне определенных указаний, не может быть в претензии, если его собаке, в первые дни, недостает опытности в подаче в тех условиях, в которых он ею пользуется.

Но на публичных испытаниях никто не может входить в эти соображения, так как программы и правила достаточно ясны; выводящий собаку на испытания должен стараться дрессировать ее, имея в виду удовлетворить предлагаемым требованиям, и его рассказы и объяснения судьям были бы совершенно неуместны.

Если бы собак награждали за россказни ведущих их, все собаки имели бы почетные призы.

Получив программу, Вы должны отыскать в ней детали, выходящие из ряда обычных в Вашей работе.

Для конкурса подачи, например, на выставке, надо не только учить собаку безукоризненной подаче назначенных для того животных, но и приучать ее подавать среди лающих собак, движущихся людей и т. д..

Для испытаний большого поиска надо работать свою собаку в компании с другим дрессировщиком, тоже готовящим собаку. Тут дело идет уже не о том аллюре, каким собака работает на охоте, но аллюре очень быстром, который собака должна быть в состоянии поддержать в течение получаса самое большее всякий раз, как се заставят работать. Специальною дрессировкою и надо незаметно довести собаку до такого поиска и такого хода.

Для испытаний «по-французски», наоборот, надо уменьшить быстроту и ширину поиска: Ваша собака должна предстать такою, какою она бывает в середине дня на охоте в жаркий сентябрьский день.

Если бы Вы вели собаку в Германии на «смешанных испытаниях», надо было бы приучить ее душить кошек и лисиц и подавать их, идти по следу козла и лаять при виде мертвого животного. Собака в день публичного появления теряет, по великому закону, царящему на всех экзаменах, по крайней мере десять процентов своих качеств и, если раньше она не имела их всех, она сильно рискует потерпеть неудачу. Этим объясняются посредственные награды, полученные очень хорошими собаками.

Вспомните, дядюшка Клодомир, о прелестном маленьком сеттере Сэр-Фредерик, выведенном Тибо в Мисси-ле-Льесс в 1904 г., который, хотя и был прекрасно дрессирован, допускал грубые ошибки, отказываясь даже делать стойки, так как чувствовал сзади себя присутствие незнакомых собак.

Фредерика погубило не то, что он не был подготовлен к парным испытаниям, ибо его ежедневно работали в паре с его товарищами по питомнику, а то, что он не привык хорошо себя чувствовать в присутствии толпы людей и незнакомых собак.

Для специальной дрессировки, которая нас сейчас занимает надо очень внимательно изучить характер собаки. Если одинаковой постепенной работой достигается успех почти со всеми собаками самых разнообразных характеров, когда мы занимаемся первой ступенью дрессировки, то, при окончательной постановке, особенности в работе с каждой собакой зависят от ее физических и моральных качеств.

Тренировка, имеющая целью привести в наилучшее состояние легкие и мышцы собаки, подчинена также общим правилам и особым соображениям.

Общие правила, дядюшка Клодомир, касаются работы, питания и способа соразмерить это одно с другим, чтобы довести до возможно лучшего состояния дыхания и энергию собаки.

Особые соображения требуются для окончательной постановки собаки; когда все собаки до известной степени подготовлены, надо сообразить, как надо закончить подготовку каждой из них, чтобы довести ее до возможно лучшего состояния, какую специальную работу можно назначить для этого.

Тренировка собаки, подготовляемой к испытаниям большого поиска, совсем не та, что тренировка охотничьей собаки, подготовляемой ко дню открытия охоты.

Для двух собак перед выводом их на одни и те же испытания большого поиска, если желают, чтобы в день испытаний обе они работали в совершенно одинаковой степени охотно, но не увлекаясь до самозабвения, должно соразмерить тренировку с их силами: с одной надо работать только три дня, с другой - целые недели.

В определении этого нужна известная сноровка, которую Ригобер, мало-помалу, приобретает после того, как с пересолом, свойственным его молодости, он кажется побитым на публичных испытаниях, перетренировав собак. Возвратясь обескураженным домой, он поместит их в питомник, а четыре дня спустя, выведя их в поле, он будет восхищен, видя, что они показывают исключительно хорошую работу.

Если подготовляемые Вами собаки, как и все обитатели питомника, несколько раскормлены, надо немного сбавить им жира и увеличить объем и плотность их мускулов работою.

Вы убедитесь в хороших результатах, увеличивая, мало-помалу, прогулки за велосипедом; умеряете сначала скорость и соразмеряйте работу с силами самых слабых из Ваших собак. Начинайте эту работу в прохладные часы дня, затем, не бойтесь перейти к работе в жару.

Это первый период тренировки, когда все собаки могут работать вместе. Пока собаки легко и близко следуют за велосипедом, пока они охотно выходят из питомника, - все идет хорошо. Если же в один прекрасный день собака заставит просить себя следовать за Вами, то это значит, что Вы, в своем усердии, перешли границу, идя слишком быстрым ходом, или сделав слишком много километров, или недостаточно часто давая отдыхать собакам.

Наиболее подходящим кормом будет тот, в котором доминирующее положение занимает свежее мясо; сахар и яйца довершат его укрепляющее действие.

В три недели собаки уже более мускулисты, свободны от жира и ноги их приведены в рабочее состояние.

Настал момент понемногу работать собак на быстром галопе, поддерживая скорость по тридцати километров в час, сначала в течение минуты, затем - двух и, наконец, в течение десяти минут.

Вот, где необходима та сноровка, о которой мы говорили, чтобы избежать всякой усталости.

Веселый вид, с которым собака принимается за работу, является единственным показателем, по которому можно судить о том, как собака переносит тренировку.

В тренировке за велосипедом надо дойти до того, чтобы делать полевым аллюром, т. е. со скоростью, приблизительно от двадцати до тридцати километров, в течение дня три поездки, по получасу каждая, с легкими замедлениями через каждые пять минут и остановками в тридцать секунд через каждые десять минут.

Не придавайте, дядюшка Клодомир, большего, чем надо, значения цифрам, которые приведены здесь с исключительною целью уяснить Вам самую идею и показать, что я особенно стараюсь поставить собак, на пути их мускульной работы, в приблизительно обычные условия филдтрайлсов; где они задерживаются на потяжках и останавливаются на стойках, или по самой дичи, или секундируя своему конкуренту.

Наоборот, для подготовки собак, с которыми собираются охотиться по шести часов подряд, надо избегать хода, превышающего, приблизительно, тринадцать километров в час.

Если собаки слишком худеют в период тренировки, то это может происходить только потому, что в деле тренировки двигаются слишком поспешно и недостаточно постепенно, ибо, ведь, мы условились, что собаки будут получать достаточно обильный корм; следовательно, в питании нельзя искать причины их изнуренности, не так ли ?

Когда день испытаний будет совсем близок, полезно уменьшить работу и увеличить питание, ибо в дороге собака истощается, а, чтобы на ней это не отразилось вредно, надо, чтобы у ней было что терять.

Тренировка в поле основывается на тех же правилах, что и тренировка на дороге: если желают добиться быстрого хода, прекращают работу собаки, как только заметят, что она уже идет неохотно; проведя ее час шагом, снова пускают в поиск и делают еще один забег; на другой день, если собака оживлена, заставляют ее сделать еще забег; если же она утомлена то берут ее на прогулку на сворке; мало-помалу, достигают того, что собака охотно поддерживает свой ход.

Дядюшка Клодомир, последнее слово о подготовке собаки в поле: эта работа веселая, но не бешенная, т. е. работа уравновешенная. Страстность мне очень нравится, если следом за ней не является усталость.

Тренировка в поле собаки для охоты, конечно, отличается от только что описанной, ибо здесь скорее надо сдерживать быстроту хода и увеличивать его продолжительность; достаточно удлинить время, в течение которого собака работает, чтобы она поняла, что ей выгодно не слишком расходовать силы сначала, чтобы быть в состоянии дольше работать.

Тренировка в поле, во всякое время и на всяких угодьях, конечно, является самою лучшею, ибо она требует поиска челноком и происходит в тех же условиях, что и публичные испытания или охота; это не оставляет сомнения, но при профессиональной дрессировке нельзя постоянно иметь доступ в поле, отсюда - польза работы на дороге.

Меня часто спрашивали, нельзя ли найти какого либо способа, чтобы уменьшить число необходимых выходов в поле, беспокоящих дичь и требующих известного штага служащих.

Прогресс не знает границ и возможно, что изобретут какую-нибудь машину, при помощи которой можно будет заставить собак галопировать на месте то в одном направлении, то в другом.

Не напоминает ли это вам, дядюшка Клодомир, знаменитого ковра в театре Варьете, вращающегося со скоростью сорока пяти километров, так что скачущие по нему лошади не подвигаются вперед ни на линию.

Вас порядком удивил этот номер Обозрения, Вы не пожалели бы, если бы случайно попали в Париж.

Ковер, движущийся на триста метров в одну сторону, затем на столько же в другую и т, д., хорошо рутинировал бы собаку в равномерном ходе и правильном поиске по сто пятьдесят метров вправо и влево от ведущего.

Вместо ковра - большой барабан, радиусом в два метра, вращающийся вокруг горизонтальной оси и приводимый в движение какою-нибудь силою то в направлении часовой стрелки, то в противоположном, дал бы тот же результат.

Вы, дядюшка Клодомир, вероятно, уже видите «заводную дрессировку», где в различных барабанах движутся то пуделя, делая со скоростью по восьми километров в час по десять метров то в одну, то в другую сторону; то сыновья сеттера Уайльд-Неро, пущенные со скоростью тридцати шести километров и несущиеся па четыреста метров в одном направлении и на столько же в другом !

Американские тренера, столь заядлые сторонники галопа по хронометру, потеряли бы сон при виде этого.

Сегодня все это - шутки, а завтра может быть, будет действительностью.

Механика не знает невозможного, и так как можно бы было регулировать скорость движения площадки для каждого животного в полном соответствии со скоростью хода, наиболее для него свойственного, то нет основания делать заключение, что применение этого метода противно здравому смыслу, хотя теория его и сбивает с позиций приобретенные привычки. Механик нажимает на кнопку для остановки: слышится свисток «фьююю», все останавливается и собаки будут лежать до приказания «иди», сопровождаемого нажатием на пусковую кнопку, снабженную надписью: «Ригобер и Ко. Механическая дрессировка».

Но предоставим пока мельничному колесу вращаться еще несколько времени и не будем отнимать от него его могущества.

Перевод с французкого: П. А. Шестакова, Н. Новгород: " СММ ", 1993 год.

Источник: http://www.e-reading.org.ua/