Происхождение и классификация охотничьих собак.

Н. Н. Власов, глава из книги " Охотничье собаководство ".

Первобытный человек часто наблюдал удачливые охоты волчьих стай, легко находивших и настигавших добычу. Нередко он приносил домой и взятых в логове волчат, которых со временем ему удалось приручить. Много времени и труда ушло на такое обучение, чтобы они стали помощниками человека на охоте, в передвижении, охране жилья и имущества. Этот процесс начался в эпоху мезолита 10-12 тысячелетий назад, когда для охоты человек был уже вооружен копьем и луком с оперенными стрелами. До нас дошли наскальные рисунки, оружия, предметы домашнего обихода и украшения, на которых изображены сцены охот с участием собак ( рис. 1 ). В результате археологических раскопок были обнаружены три типа одомашненных собак этого периода: торфяная, Иностранцева и Путятина. Изучение костных остатков их скелетов привело ученых к выводу, что предком первой собаки был шакал, а второй и третьей - волки.

000001

Рис. 1. Наскальное изображение охоты с собаками ( Саянский каньон, устье р. Чинге ), бронзовый век.

В бронзовом веке ( 4 тысяч лет до н. э. ) появилось уже несколько типов одомашненных собак. Один из них известен под названием бронзовой собаки, предком которой по сходству черепов считают индийского волка. В зольных остатках жертвенных костров того же периода обнаружены черепа и костные остатки собак другого типа - пепельных, имеющих сходство с торфяными и бронзовыми. Пепельных собак приносили в жертву при погребении владельца, считая их одной из самых больших ценностей охотника. Очевидно, пепельная собака была первобытным предком ряда нынешних пород охотничьих собак - гончих, розыскных, легавых, терьеров, такс. 

В настоящее время, основываясь на данных генетики, этологии и специальных исследований, большинство ученых пришло к выводу, что только волк является прямым предком современных собак. Это подтверждается тем, что у волка и собаки по 78 хромосом. Спаривание собак с волками дает плодовитое потомство. Совпадают и характерные черты поведения собак и волков.

Волки широко распространены по всем континентам земного шара ( за исключением Австралии ) и различаются в зависимости от условий обитания, образуя близкородственные виды. Юг Азиатского материка и Европы были наиболее древними очагами человеческой культуры, и именно здесь человек начал приручать диких животных и первым из них волка. По мере расселения в новые области человек доместировал местные породы волков, в результате чего появилось множество одомашненных собак. 

Этот длительный процесс вызвал изменения биологических свойств, поведения и внешнего облика собаки. Она становится одним из самых разумных одомашненных животных и отличается разнообразием пород. А между тем все породы выведены от сравнительно небольшого числа диких предков.

В зависимости от условий жизни люди по-разному определяли хозяйственное назначение своих четвероногих помощников. В лесных районах, где охота была основным средством существования, ценились собаки, гнавшие и травившие зверя; в степных районах, у скотоводов, - собаки быстроходные и способные охранять стада домашнего скота; у жителей Крайнего Севера - собаки, которые легко переносят холод, способные совершать длительные тяжелые переходы в упряжке по заснеженным просторам. Образуются аборигенные отродья охотничьих, сторожевых и ездовых собак - родоначальников современных пород. Совершенствование их продуктивности шло путем естественного отбора. Только значительно позднее человек начал сознательно вмешиваться в процесс воспроизводства, выбирая для спаривания производителей с лучшими рабочими качествами, а затем и формами.

Приручая собаку, наш предок с самого начала использовал ее для охоты на диких зверей. Одних, более мелких, применяли для охраны, других, сильных и злобных, - для охоты. В дальдейшем из них образовались породы травильных собак, которые сами ловили и душили зверя, если его не перехватывал охотник, вооруженный копьем или луком со стрелами. Этих собак, совмещавших функции позднее появившихся борзых и гончих, во времена средневековья называли алланами, или мастифами. Они существовали в течение нескольких тысячелетий. От травильных собак в условиях пустынь, степи и лесостепи образовались породы борзых, а в лесных и горнолесных зонах - породы гончих. Чтобы успешнее ловить зверя на открытой местности, у борзых собак развивали резвость и зоркость, а чутье и отдачу голоса при преследовании зверя искореняли, так как они существенно снижали скоростные качества гона. И наоборот, преследование зверя в густо заросшей лесной местности выработало следовое чутье с частой отдачей голоса - характерную особенность многочисленных пород гончих собак.

Многие ученые полагают, что древние породы борзых произошли от полудиких собак-парий, живших стаями вблизи поселений человека. Формирование этого типа собак - родоначальников пород современных борзых - является, по их мнению, результатом естественного отбора. В связи с уменьшением численности диких животных на осваиваемых человеком территориях собакам-париям для успешной ловли требовались все большая легкость сложения и более длинные ноги. В результате естественного отбора и возникли первые породы борзых - слюгги и тезем.

Вероятно, тип борзой сложился без участия человека. Эти собаки еще в диком состоянии приспособились к жизни в условиях пустынь.

Слюгги - древнейшая порода, появившаяся в VIII-X тысячелетиях до н. э.. От нее произошло большинство современных пород борзых. Предполагаемое место зарождения этой породы - средиземноморские районы Малой Азии, где поголовье собак-парий было особенно многочисленно. Их изображения, выполненные в IV тысячелетии до н. э., найдены в Афганистане и на гробницах малоазиатских царей, сооруженных в VII в. до н. э. Очевидно, приоритет в создании исходной породы принадлежит предкам современных арабов, у которых эти собаки были столь же популярны, как и чистокровные арабские кони. 

Слюгги - рослая собака с ярко выраженной сухой мускулатурой, нетяжелой, но несколько грубоватой головой, широкой в черепной части. Уши висячие, небольшие, треугольной формы, плотно прилегающие к голове. Живот подтянут нерезко. Хвост тонкий, без подвеса, изогнутый к концу. Шерсть короткая и тонкая. Окрас песочный или рыжеватый, иногда с черной «маской» ( мазуриной ) на морде. Собаки хорошо аппортировали посильную им дичь, 

Тезем также древнейшая порода борзых, культивировавшаяся в Древнем Египте. Ее изображения часто встречаются в захоронениях египетских фараонов ( рис. 2 ). Как и слюгги, тезема использовали для охоты на антилоп, газелей, зайцев, страусов на равнинной местности и на муфлонов и коз в гористой, травля крупных хищников. 

Эти собаки дополняли роскошный интерьер жилищ фараонов и богатых египтян.

Тезем - крупная собака с узкой и длинной мордой, характерно подобранным животом, короткой и мягкой шерстью светлых тонов, большими высокопосаженными стоячими ушами, закрученным в кольцо и закинутым на круп хвостом. Последние два признака резко отличали тезема от слюгги.

000002

Рис. 2. Африканская борзая тезем ( Египет, фреска гробницы Пта Отеп ), XXV в. до н. э..

Эти первоначальные ловчие собаки сыграли решающую роль в формировании многочисленных пород борзых на Африканском, Азиатском и Европейском континентах. Если слюгги, как было сказано выше, - прародитель большинства из них, то тезем повлиял на образование африканских борзых. Однако в результате нашествий арабов на Средиземноморское побережье Африки завезенные туда слюгги во II в. до н. э. вытеснили тезема из Египта, а позднее и из Северной Африки. В настоящее время только фараон африканского происхождения, разводящийся на Балеарских островах ( Испания ), сохранил облик африканского тезема. 

На Африканском континенте, главным образом в его северной части, существует несколько пород ловчих собак, относящихся к борзым азиатского типа. В Верхнем Египте и Судане преобладают кардофанские борзые, используемые бедуинскими племенами; в верховьях Нила - шилуки - борзые, выведенные хамитскими племенами; в южной части Сахары - берберийские борзые туареги - собаки азиатского типа; на юге Эфиопии, в Чаде, Мавритании, Занзибаре - несколько разновидностей слюгги ( в помесях с местными отродьями собак ). 

Африканское происхождение имеет и малая итальянская борзая, выведенная в глубокой древности в Египте,- «придворная» собака египетских фараонов, европейских монархов и русских царей. В России этих собак называли левретками. Однако есть и другие версии о происхождения этой породы.

Из районов Малой Азии арабские борзые слюгги распространились в страны Центральной Азии через Персию и в Европу - через Грецию и Галлию. В Азии, главным образом в Индии, сформировались группы пород среднеазиатских борзых и ловчих собак.

От слюгги образована древняя порода персидскдй борзой салюки, отличающаяся большей развитостью шерстного покрова и разнообразием его окрасов. От салюки, в свою очередь, произошли азиатские и, в частности, древние афганские борзые с оригинальным и богатым шерстным покровом. Кроме того, афганцы разводили короткошерстных борзых лучак и калах, соответствовавшие паре слюгги - салюки. Салюки положила начало образованию породы среднеазиатских борзых тазы, разновидности которой широко распространены в степях и предгорьях Средней и Центральной Азии. От тазы наиболее вероятно происхождение венгерской борзой - агара. ( Вероятное происхождение - районы Восточного Прикаспия, через которые мигрировали мадьярские племена. ) Потомками слюгги являются также горская и крымская борзые, существовавшие в России до конца XIX в.. В предгорьях Тянь-Шаня выведена старинная местная порода борзых тайган, приспособленная для работы в горных условиях на высоте до 3000 м. над уровнем моря. 

Таким образом, к среднеазиатской группе борзых относят салюки, борзых тазы, тайгана, афганскую, горскую, крымскую, венгерского агара и некоторые отродья ловчих собак ряда районов Центральной Азии. С этими породами охотятся на антилоп, муфлонов, горных козлов, лисиц, корсаков, зайцев, сурков.

В странах Юго-Востйчной Азии ( Вьетнаме, Кампучии, Таиланде, Лаосе ), а также в Индии обитают местные отродья борзых собак. Наиболее значительное место среди них занимают индийские борзые рампур. 

Вот что пишет о них X. Пржедздецкий ( " Борзые ", Париж, 1975 ): «Рампур - собака большого роста, похожая на слюгги. Получил он свое имя от столицы штата Уттар-Прадеш в верхней части бассейна Ганга. Его нередко рассматривают на Западе как тип индийской борзой. На деле он представляет одну из пород борзых либо коренных, либо подобных более или менее древней собаке, когда-то существовавшей в Индии. 

Документация не устанавливает характерные особенности индийских пород, дает только их бесполезное перечисление. Следует указать что породы эти близки тазы или слюгги, особенно в Верхней Индии или у пастухов Мадья-Прадеш. Есть еще в Индии породы, создавшиеся на базе парий, возможно, с каким-то процентом крови тазы или слюгги, которые встречаются в пустыне Тар, на левом берегу Инда. Наконец, есть группы, которые можно рассматривать как эволюционировавших парий. Поскольку рампур - единственная порода, ныне хорошо известная, и ее генеалогия связана со слюгги, она могла бы проделать необычайное путешествие, подобно афганской борзой, и оказаться в Англии. В нашу эпоху рампур уже побывал в трудном положении на родине, едва избежав исчезновения. Некоторые линии его получили кровь разных английских борзых, что изменило, по меньшей мере, их окраску. Рампур одет светлой шерстью, такой короткой, словно он только что подстрижен, различных оттенков, между тем как его глаза мрачны, как у хищной птицы. Эта борзая имеет уши очень плоские, сохраняя в то же время высокий рост ( 76 см. ), чтобы исполнять свое назначение охотника на сильных хищников, оленей и кабанов». 

На Европейский континент борзых собак завезли из стран Малой Азии и Северной Африки кельты ( галлы ), уже во II тысячелетии до н. э. заселявшие значительную часть Европы, а в V-IV вв. до н. э. - территории нынешних Франции, Испании, Италии ( северную часть ), Британских островов. В начале III в. до н. э. они вторглись в Малую Азию, образовав государство Галатию, просуществовавшее почти 250 лет. Именно в этот период и появились в Европе борзые слюгги, ставшие основной охотничьей собакой. И в более поздние времена слюгги и салюки завозились на Европейский континент из Малой Азии участниками крестовых походов. Эти собаки сдужили человеку исключительно для добычи пищи. Ими травили копытных ( лосей, оленей, ланей, коз ), охотились на зайцев и крупную пернатую дичь ( дроф, журавлей, цапель ) ( рис. 3 ). Древнеримский историк и писатель Флавий Арриан в книге «Кинегетикос» ( II в. ) описывает охоту кельтских племен на зайцев с борзыми, а также охоту галлов со стаей гончих и сворами борзых на зверя, схожую с русской островной комплектной охотой XVI-XVIII вв. 

В период раннего средневековья окончательно закрепляется частная собственность на землю, и образуются крупные земельные латифундии. Горожане и сельские жители лишаются прав на охоту. Она становится источником развлечений крупных феодалов, вельмож, царей, которые владеют крупными псарнями, имеют опытных егерей и собаководов. Охотничьи увеселения принимают характер пышных торжественных сборов, в которых участвуют десятки, а порой одна-две сотни охотничьих собак - травильных, борзых, гончих. В последнем тысячелетии в Западной Европе формируются три подтипа борзых собак: крупные брудастые - для травли копытных и волков; средние хортые ( бедно одетые ) - для охоты на лисиц и зайцев; мелкие короткошерстные ( левретки ) - для ловли кроликов. Национальные породы борзых создают в Англии, Испании, Италии, Польше. Только позднее сюда завозят псовых борзых из России.

000003

Рис. 3. Охотничья сцена с собакой гончего типа ( Египет, фреска гробницы Тебен ), XIV в. до н. э..

На основе борзых слюгги англичане в течение нескольких столетий вывели породу борзых грейгаунд, а испанцы - гальго. К IV в. относятся первые сведения о вольфгаунде - ирландской борзой для травли оленей и волков; к XV в. - о диргаунде - шотландской борзой для охоты на ланей. В конце XIX в. англичане создают национальную породу борзых уиппет - собак небольшого роста, предназначенных для ловли кроликов. В Польше скрещиванием местных отродий с грейгаундом выводится порода польского харта. 

Отдельной ветвью, производной от слюгги, считается русская псовая борзая, возникновение которой относится к концу XVI - началу XVII в. Порода сложилась путем слияния восточнотатарских борзых типа тазы с крупными северными волкоподобными остроухими охотничьими собаками. Позднее породе приливались крови польского харта, а в XIX в. - крови горских и крымских борзых.

В начале XVI в. в связи с распадом крупных землевладений и резким сокращением количества дичи охота с борзыми в странах Западной Европы постепенно заменяется более скромной парфорсной охотой с гончими. К середине XIX в. во всех западноевропейских странах, кроме Испании и Италии, с борзыми уже не охотятся, но интерес к этим породам не угасает: их продолжают разводить и как комнатно-декоративных собак, и в спортивных целях ( для бегов по искусственному зайцу ). В ряде стран Западной Европы, в США, Канаде и в Австралии начиная со второй половины XIX в. стремительно развиваются скачки борзых - соревнования на скорость бега с тотализатором - сначала по живому, а затем по искусственному зайцу. Благодаря своей исключительной резвости, победителем кинодромов стал грейгаунд, показавший на дистанциях 400 и 600 м. скорости соответственно 58 и 65 км/ч. 

У народностей Севера, с древних времен населявших тундровую и таежную зоны Европы и Азии и занимавшихся оленеводством, охотой и рыболовством, сформировался особый тип остроухих, густо одетых шерстью северных собак - лаек трех подгрупп: ездовых, пастушьих ( оленегонных ) - на побережье Северного Ледовитого океана и в тундре и охотничьих - в таежных районах. 

Лайки - самые древние собаки Евразии. Они считаются и самыми примитивными из всех типов собак, одомашненных человеком, так как менее других отличаются от своего дикого предка - волка. Даже современные породы лаек сохранили характерные признаки волка. Некоторые народности Севера, чтобы повысить резвость, способность долго переносить голод и пробегать в упряжке большие расстояния - до 80 км. в день, не раз умышленно скрещивали лаек с волком. Из Сибири через Камчатку и Чукотку во времена раннего средневековья лайки распространились на Аляске, в Канаде, Гренландии. 

Суровые климатические условия, вольное содержание и необходимость в летний период самим добывать корм, жесткий отбор и высокая степень изоляции таежных районов способствовали сохранению типа и высоких рабочих качеств этих собак. Суровые условия существования сформировали у них также и комплекс выдающихся охотничьих свойств: высокоразвитый охотничий инстинкт, быстрый поиск, выносливость, одновременную развитость обоняния, зрения и слуха, хорошую приспособленность к низким температурам.

Народы Севера, охотясь с лайками, успешно промышляли пушнину, пернатую дичь и крупного зверя ( лося, оленя, медведя ). Собаки находили и удерживали зверя на месте, чтобы подоспевший охотник копьем, дротиком или стрелами мог убить его. Лайки находили также и охотничьих птиц, облаивали после посадки на дерево, отвлекая их внимание до подхода охотника и стрельбы из лука, пращи или ловли силком. Появление огнестрельного оружия активизировало промысловую охоту с этими собаками. 

Обширность и малонаселенность тундровых и таежных районов Севера, их различные природно-климатические условия и резко отличающиеся друг от друга традиции и обычаи местных племен и народностей стали основной причиной появления многочисленных породных разновидностей охотничьих лаек. В незаконченной монографии «Северные собаки», опубликованной в первом номере журнала «Природа и охота» за 1886 г., известный в России знаток медвежьей охоты А. А. Ширинский-Шихматов выделял по этнографическим признакам следующие породы охотничьих лаек: зырянскую, олонецкую, вотякскую, карельскую, черемисскую, томскую, башкирскую, неврольскую, печорскую, пермяцкую, галицкую, остякскую, мансийскую, тунгузскую, ламутскую, бурятскую, сойотскую, юракскую, самоедскую и др.. В Скандинавских же странах породы лаек различали по территориальным признакам - районам разведения. 

Начавшееся в XVIII-XIX вв. широкое освоение природных богатств Севера обусловило широкий приток новоселов, которые ввозили собак самых разных пород и отродий. Свободное содержание и случайные вязки местных отродий с привозными собаками приводили к племенному засорению пород лаек и даже к их полному исчезновению. Уже к концу XIX в. некоторые русские кинологи и знатоки лаек стремилась объединить их многочисленные, но близкие друг к другу отродья в отдельные породы, чтобы затем, путем дальнейшей селекции, закрепить и развить выдающиеся охотничьи способности этих собак. Осуществили это только в середине XX в. советские кинологи. Были разработаны стандарты четырех русских национальных пород лаек, созданы питомники для выращивания племенного поголовья.

Охота с гончими была известна еще в Древнем мире. О ней упоминает в поэмах Гомер ( начало IX в. до н. э. ). Сцены охот изображены на барельефах ( 884-859 гг. до н. э. ), найденных при раскопках близ иракского города Мосул. На некоторых из них вислоухие собаки имеют большое сходство с современными гончими. Древнегреческий полководец и историк Ксенофонт Афинский описывает в III в. до н. э. уже несколько пород гончих собак, различия их по внешнему виду, телосложению и окрасу шерстного покрова. Он же рассказывает об их следовой работе по зайцу. Находя и преследуя зверя, гончие должны были или самостоятельно взять его, или остановить до подхода охотника, или загнать в тенета ( сети ), где зверь запутывался и становился легкой добычей охотника. Если греки в основном охотились с гончими пешими, то римляне - преимущественно на верховых лошадях. В средние века этих собак широко использовали и для охоты с ловчими птицами. 

Постепенно характер охоты с гончими менялся. От собак требовалось лишь быстрое нахождение зверя и упорное его преследование. Все чаще охотники скачут за стаей гончих на лошадях и первый из них, настигающий остановленного стаей зверя, убивает его. Так обычная охота с гончими постепенно превращается в парфорсную.

Парфорсная охота с гончими широко распространяется в средние века в Западной Европе, особенно во Франции, где в это время было выведено много пород гончих собак - бракков. Их содержали и разводили в поместьях крупных и средних феодалов и даже в монастырях. Вначале гончих в Западной Европе называли «сегусио» - от названия кельтского племени, широко их применявшего, позднее «бракками» - по имени епископа Браккиа, страстного любителя охоты с гончими. Названия большинства европейских пород образованы добавлением к слову «бракк» названия района их разведения: штирский бракк, вандейский бракк и т. д.. 

Парфорсная охота была широко распространена во Франции, Испании, Германии, Польше, а в Англии она приобрела национальный характер, сохранившийся до наших дней. Особого расцвета охота с гончими достигла в XVI-XVIII вв. К этим собакам начинают предъявлять повышенные требования: они не должны подменять гон-ного зверя на другого, должны иметь хорошие голоса и дружно работать в стае. В результате совершенствуется чутье собак, а стая становится способной работать в течение дня по 3-4 особям красного зверя ( лань, олень ). 

По мере возникновения в Европе новых промышленных районов, увеличения посевных площадей и, как следствие, резкого уменьшения численности зверовой дичи охота со стаями гончих к середине XIX в. практически полностью прекратилась, за исключением Англии. Ее заменила ружейная охота горожанина или сельского жителя с одной, реже двумя ( смычок ) гончими преимущественно на зайца и лису, реже на кабана. 

Во Франции XV-XVIII вв. выведены новые породы гончих, сохранившиеся до настоящего времени: артруанский, гасконский, порселенский, вандейский, пуатьевенский, нормандский, авернский и арьежский бракки. 

В псарне арденского монастыря в VIII в. была выведена пользовавшаяся широкой известностью порода гончих Сен-Губерт, названная по имени епископа Губерта - страстного охотника, в то время настоятеля монастыря. В течение нескольких веков монахи этого ордена вели породу в чистоте. Гончие Сен-Губерт особенно продуктивно работали по кровяному следу.

В Англии для парфорсной охоты на лис путем скрещиваний и селекции была выведена национальная порода гончих - фоксгаунд, оказавшаяся нестомчивее и паратее других европейских гончих, усовершенствованы породы биглей для травли диких кроликов и зайцев, выведенные еще в III в., и стеггаундов для охоты на оленей и диких коз.

В Австралии и Германии сформированы несколько пород гончих, из которых наиболее известны штирский, тирольский, ольпертский и кернтский бракки, а также австрийский и вестфальский таксообразные бракки. В Югославии наиболее распространен истрийский бракк; в Швейцарии - швейцарская, бернская, люцернская и юрская гончие; в Чехословакии - словацкий копов; в Польше - польский огар.

В настоящее время в Европе насчитывается около 60 пород гончих собак, разводимых по национальным стандартам или стандартам Международной кинологической федерации.

Особую самостоятельную группу гончих для травли мелкого зверя образуют бассеты - коротконогие собаки, ведущие свое начало от старофранцузских гончих. В чистоте разводят породы французского, вандейского, бретанского бассетов, а также бассетгаунда, выведенного в Америке. 

Появление гончих в России и начало охоты с ними некоторые кинологи относят к периоду нашествий монголо-татарских орд, от которых русские, вероятно, и переняли псову охоту. Монголо-татары - жители степных азиатских районов, очевидно, вели с собой борзых собак типа тазы, так как гончих в степях и пустынях Азии быть не могло.

Гончих в России использовали для загона дичи в навесь; ( сети ) и соколиной охоты - любимой у князей и первых русских царей. Но наиболее широко применяли этих собак в псовой охоте: стаи гончих разыскивали зверя и выгоняли его из мест дневок на конных охотников с борзыми. В середине XIX в. в России крупные комплектные псовые охоты со стаями гончих и борзых собак, как и парфорсные в странах Западной Европы, потеряли значение. Их заменила ружейная охота с одной или смычком гончих. 

В период расцвета в Европе парфорсных охот при различных княжеских дворах были созданы специальные породы гончих для розыска раненого красного зверя, а также и кабана по кровяному следу. Позднее эти породы объединили в особую группу охотничьих собак - гончих по кровяному следу. Собаки этой группы способны на протяжении многих километров преследовать раненого зверя по «холодному», остывшему следу ( даже 20-30-часовой давности ), не переключаясь на другие, более свежие следы. 

В Германии путем скрещивания нескольких пород местных гончих по кровяному следу была выведена порода ганозерской следовой собаки. В баварских Альпах на основе местных розыскных бракков и с участием кровей гано-верской породы создана более легкая баварская следовая собака, пригодная для работы в высокогорной местности. В Англии на основе гончих Сен-Губерт выведен блюдгаунд ( по другим источникам - бладгаунд ) - гончая по кровяному следу, сохранившая от своего предка все его «губертоидные» признаки - избыток кожи на голове и шее и длинные висячие уши. 

Еще в далекой древности на Европейском континенте развивается охота с ловчими птицами, возникшая в Индии и распространившаяся через Персию и Балканы. Уже в IV в. для поиска и подъема пернатой дичи применяли гончих. На виду у охотника собака искала дичь, а причуяв, поднимала на крыло; пущенный с руки сокол намертво сбивал птицу. Этот вид охоты, а также загон птиц в сети не требовали от собаки стойки. Используемых таким образом собак называли птичьими гончими, или ястребиными собаками. Ксенофонт Афинский, описывая охоту на зайцев, замечает у некоторых собак особый порок: причуяв дичь, они не сразу бросаются на нее, а некоторое время стоят, замерев. Биологи считают, что это обычный прием любого хищника семейства Canis: готовясь к решающему прыжку на жертву, он как бы сосредоточивается. Это особенно важно при добыче птиц, которых после взлета хищнику трудно поймать. Чтобы прыжок был длиннее и энергичнее, многие хищники приседают, прижимаются к земле. Следовательно, остановка - стойка собаки перед найденной дичью - является естественной реакцией хищников этого семейства, развитой в результате длительного многовекового отбора по этому признаку. Очевидно, охотники стали использовать эту особенность собак при ловле птиц накидной сетью ( тирасом ). Охота с тирасом способ ствовала выработке стойки у птичьих гончих. Для удобства набрасывания сети собак приучали не только останавливаться, но и ложиться перед найденной дичью. Поэтому собак этого вида стали называть легавыми. 

Народы Древнего мира легавых пород не знали; собак для охоты только на птиц не существовало. Лишь значительно позднее птичьи гончие помогли охотнику более успешно добывать пернатую дичь. Легавые же собаки появились в эпоху средневековья, и родиной их были страны Южной Европы - Испания и Италия. Естественно, что история образования легавых, как и других пород охотничьих собак, остается во многом неизвестной, да и само понятие «породы» до середины XIX в. было бы правильным заменить понятием «отродье», как это существовало до 1948 г. по отношению к лайкам.

Первые сведения о легавых появились в XIII в. Альберт Великий в книге «О животных», написанной в Италии в 1268 г., повествует о длинношерстных собаках, приученных к охоте на пернатую дичь.

В Испании развитие легавых пород шло самостоятельным путем. Вот что пишет об этом профессор Де Лионде: «В Испании издавна были известны две породы гончих; одни, называемые «наваррскими», были тяжелого типа, имели хорошее чутье, но скоро утомлялись. Эти собаки, по преданию, были завезены из Франции. Другая порода была собственно испанская. Это были более легкие собаки, неутомимые в работе. По-видимому, из этих двух пород гончих и выработались две породы испанских легавых: одна более тяжелого, другая более легкого склада. Возможно, что последние, более легкие собаки, произошли не без участия итальянских кровей» ( Де Лионде Ф. Г. " Немецкие легавые собаки ", М., 1933 ). 

Дальнейшие исследования показали, что породы легавых произошли от длинношерстных птичьих гончих бурой масти с различными оттенками кофейного цвета, выведенных во времена раннего средневековья в Испании. Их потомков - староиспанских длинношерстных собак - в XI-XII вв. вывозили в другие европейские страны и называли испанскими: во Франции - эспаньолами, в Италии - шпаньолами, в России - шпанками. 

Хотя происхождение длинношерстных легавых не установлено, кровь их сохраняется во всех типах и породах современных собак. Об этом свидетельствует преобладание кофейного окраса ( однотонного или пегого, с пятнами или крапом ) у континентальных пород и упорная его передача любым помесям, а также появление у островных пород кофейной или кофейно-пегой масти. 

От скрещивания староиспанских длинношерстных легавых, с вислоухими гончими, вывезенными из Азии участниками первых крестовых походов, были выведены начальные породы короткошерстных легавых. Они легче переносили жару и, обладая лучшими выносливостью, чутьем и стойкой, успешно распространялись в странах Южной и Средней Европы. Именно с этих собак началось создание многочисленных национальных пород короткошерстных легавых в ряде стран Европейского континента.

Короткошерстные легавые со стойкой, пригодные для любой охоты на птицу, появились в Испании в XV - начале XVI в. Одна из староиспанских пород короткошерстных легавых называлась «Перро де Пунта» - собака на стойке. В Италии такие собаки известны только с конца XVI в.. Название староитальянской породы короткошерстных легавых «Бракко Итальяно» - «итальянский бракк» - сохранилось до наших дней. 

В европейских странах бракками называли только гончих собак. Постепенно это название перешло к большинству пород континентальных короткошерстных легавых и утвердилось за национальными породами короткошерстных легавых, выведенных в Италии, Франции и Испании.

С появлением огнестрельного оружия, дроби, началом стрельбы по птице в лёт, а также в связи с резким уменьшением численности дичи возросла потребность в легавых собаках с быстрым поиском, дальним и верным чутьем, крепкой стойкой и аппортированием, что способствовало развитию в Европе племенного охотничьего собаководства. Из Испании и Италии легавых вывозили в Англию, Германию, Францию и другие европейские страны, где они использовались также для создания или улучшения местных пород.

В Германии все птичьи, или ястребиные, собаки были длинношерстными. Их прямые потомки - старонемецкий лангхаар и большая мюнстерлендская легавая. Появившиеся в XVI в. короткошерстные легавые пользовались спросом и стоили дорого, это были собаки тяжелого сложения из Наварры или Фландрии и более легких форм - итало-французского типа.

На гравюре по меди художник Редингер ( XVIII в. ) изобразил короткошерстных собак, телосложением и рисунком,окраса похожих на старонемецких короткошерстных легавых. В результате скрещивания последних со староиспанскими и старофранцузскими бракками и прилива крови местных следовых собак в Германии была выведена легавая разностороннего использования, которая искала пернатую дичь и мелкого зверя, делала по ним крепкую стойку и аппортировала, гнала крупного копытного зверя и шла в поиск по кровяному следу. Имея грубый сырой тип конституции, она работала на умеренных скоростях и не отличалась дальним чутьем ( рис. 4 ).

000004

Рис. 4. Старонемецкая короткошерстная легавая.

Во Франции в XIII-XVIII вв. возникли достаточно многочисленные породы легавых собак: длинношерстные эспаньолы, короткошерстные бракки, жесткошерстные гриффоны. 

В Венгрии скрещиванием местных следовых собак с турецкими перепелиными, а позднее с немецким курцхааром и пойнтером в течение девяти столетий создавалась национальная порода легавых - короткошерстная выжла.

И в России скрещиванием бракков с местными собаками выводили национальные породы короткошерстных легавых: орловскую, офицерскую, пушкинскую, дмитровскую, маркловскую и курляндскую, которые во второй половине XIX в. оказались неоправданно вытесненными безудержным ввозом в страну английских легавых.

В XIX в. в результате упорной селекционной работы, особенно английских и немецких собаководов, из первоначальных пород легавых сформировались несколько новых самостоятельных, которые затем образовали две группы - островных ( английских ) и континентальных. Созданию той или иной породы охотничьих собак способствовали социальные условия конкретной страны. И если континентальные легавые отбирались и формировались в основном как собаки разностороннего охотничьего использования, то отбор и формирование островных легавых были подчинены их узкой специализации. 

В Англии длинношерстные легавые появились в XV-XVI вв. и в течение последующих 300 лет получили довольно широкое распространение. В формирование пород английских, ирландских и шотландских сеттеров вклад внесли как местные, так и ввозные собаки. Действительная же история образования этих пород начинается с их заводского разведения. 

Историю становления английских сеттеров связывают с именем Э. Лаверака. В 1825 г. он начал их разведение, широко используя тесный инбридинг с последующим жестким отбором племенного поголовья. Порода ирландских сеттеров складывалась примерно в то же время на основе красных ( рыжих ) отродий местных собак. Их одноцветный окрас позволял вести породу в чистоте, и необходимость тесного инбридинга отпадала. Тогда же в Южной Шотландии образовалась и порода шотландского сеттера. Происхождение ее связывают с герцогом Гордоном. И в этом случае, вследствие выигрышного и генетически обусловленного окраса, порода велась с начала ее разведения в относительной чистоте. 

С XVIII в. в Англию завозятся короткошерстные легавые испанских и французских, а затем и итальянских пород. С помощью отбора, селекции и скрещивания с местными породами парфорсных гончих их приспособили к местным условиям охоты. Уже в 90-е годы того же века собаковод-заводчик Торнтон демонстрировал быстро работавших в поле и обладавших мертвой стойкой пойнтеров, выведенных путем подлития крови фоксгаунда староиспанскому бракку «Перро де Пунта», в которых преобладал сырой и тяжелый испанский тип конституции. Можно предположить, что основой дальнейшего разведения пойнтеров было прилитие крови фоксгаунда и, возможно, более легкого итальянского бракка с последующей жесткой выбраковкой и закреплением инбридингом желаемых качеств родителей. 

К середине XIX в. все четыре породы островных легавых окончательно сложились, но почти немедленно за их становлением началось разделение на выставочных и спортивных собак, что привело к образованию в каждой породе двух разных типов собак.

Английские собаководы, учитывая первоначальные и более поздние требования спортсменов-лендлордов, создали породы, работающие на высоких скоростях, с верхним и дальним чутьем, специализированные только по пернатой дичи - ее поиску и надежной стойке. В аристократических охотах того времени аппортировать дичь легавым категорически запрещалось. Эта обязанность возлагалась на специальных охотничьих собак - ретриверов. Разделение охотничьих функций между двумя группами пород закрепило стойку легавых и высокую скорость поиска, так как лишало собак возможности гнать раненую дичь и обеспечивало им частый кратковременный отдых.

Староиспанские длинношерстные птичьи гончие, применявшиеся во времена раннего средневековья для загона пернатой дичи в сети или охоты с ловчими птицами, со временем стали делиться на две группы: собаки одной из них работали со стойкой, а другой - в энергичном прыжке с ходу взлаиванием поднимали найденных птиц на крыло. Из собак первой группы были выведены все современные породы легавых, а из собак второй группы - породы розыскных.

Розыскные охотничьи собаки образуют самостоятельную группу ( по классификации, принятой в большинстве европейских стран ). Они предназначены для розыска и подъема найденной дичи из кустарников, камышей, травянистых зарослей, а также для нахождения сбитых выстрелом птиц или подранков и аппортирования их охотнику. Все охотничьи породы розыскных собак охотно работают в воде, в отличие от легавых применяют следовое чутье, благодаря чему могут хорошо идти по кровяному следу. 

В Англии в XVI в. всех привозных длинношерстных легавых называли спаниелями, т. е. испанскими. Одни работали со стойкой, другие - с прыжка ( спрингеры ). Только значительно позднее название «спаниель» закрепилось за породами охотничьих собак, работающих по дичи без стойки. Направленной заводской работой английские собаководы вывели породу спрингер-спаниелей. Скрещивая ее с различными породами пуделей, получили коккер-, суссекс-, клумбер-, фильд- и норфолк-спаниелей, а также американских и ирландских водных спаниелей. Во Франции был выведен бретанский спаниель, а в США - американский коккер-спаниель, ставший декоративной собакой. 

В группу розыскных охотничьих собак входят все породы ретриверов, в создании которых использовались крови водных спаниелей и сеттеров, лабрадорских ньюфаундлендов, охотничьих пуделей, следовых собак и даже колли. В первой половине XIX в. в Англии, а затем в США и Канаде сложилось несколько пород этих собак. Наибольшее распространение получили породы лабрадорского, золотистого и чезапикского ретриверов.

Ретриверов применяют при совместной охоте с островными легавыми, чтобы разыскать и аппортировать убитую или подраненную дичь. Они работают самостоятельно, как спаниели, поднимая найденную дичь без стойки. Но основное их назначение - розыск сбитой птицы при охотах на осенних перелетах.

Группа розыскных охотничьих собак к настоящему времени включает более 10 пород спаниелей, породу немецкой перепелиной собаки - единственную представительницу континентальных розыскных и пять пород ретриверов.

Немецкие собаководы, занимаясь разведением английских легавых, вскоре убедились, что условия охоты, а следовательно, и требования к легавым в Англии и Германии различны. Содержание одновременно с легавой еще и ретривера оказывалось «не по карману» рядовому охотнику. Увлечение английскими легавыми постепенно спадает.

С 1870 г. в Германии начинается период бурной результативной деятельности национальной охотничьей кинологии, ведущая роль в которой принадлежала Хагевальду. Он был противником узкого полевого использования легавых собак, считая, что они одинаково хорошо должны работать по птице и зверю как до выстрела, так и после него. Выдвинутый тезис «выращивание по полезным качествам» поддержали большинство ведущих немецких собаководов, которые разработали методы оценки полевых качеств легавых собак и впервые учредили Племенную книгу немецких гебраухсхундов.

К концу XIX в. в Германии целенаправленными метизациями с использованием кровей пойнтера, английского сеттера, гриффонов и пуделей были созданы три типа легавых собак: короткошерстные, длинношерстные и жесткошерстные. Немецким собаководам удалось создать новый тип легавых собак как по экстерьеру, так и рабочим качествам. Сочетание свойств легавых, гончих, розыскных и следовых пород способствовало их универсальности, разностороннему использованию для охоты на птицу и зверя. Они стали хорошими помощниками для городских и сельских охотников.

Собаки новых и улучшенных немецких пород не уступали английским. Они оказались несравненно приспособленнее к работе в лесу и на воде, были крепче и выносливее, отличались смелостью, безотказно аппортировали, разыскивали подранков и шли по кровяному следу крупных копытных зверей. В результате поголовье английских легавых в Германии резко сократилось.

В XX в. французские кинологи создали породу бракков «Франсе Актуель», а венгерские - жесткошерстных выжл. В конце XIX - начале XX в. в Германии и Чехословакии формируется новый тип охотничьих собак - континентальные жесткошерстные легавые. Общие признаки новых пород этого типа - жесткая шерсть, различная по форме и длине, хорошо развитый подшерсток, защищающий от ранений и неблагоприятных погодных условий, густые и косматые брови, удлиненная и мягкая шерсть на морде, образующая усы и бороду. Они обладают разносторонними охотничьими качествами, с особым желанием работают на воде. В Германии выводят также штихельхааров, пудель-пойнтеров, гриффонов Кортальса и немецких дратхааров, а в Чехословакии - чешских фоусеков.

Предки немецких жесткошерстных легавых - жесткошерстные птичьи гончие. Их изображения, выполненные во времена средневековья, сохранились на гравюрах по дереву. Чехословацкая национальная порода жесткошерстных легавых берет начало от жесткошерстных собак местных отродий, которых использовали в охотничьих целях с времен Карла IV ( XIV в. ). 

Итак, во второй половине XIX - начале XX в. в Европе сформировались породы островных и континентальных легавых собак, отличающихся не только внешним видом ( телосложением, формой, окрасом шерстного покрова ), но и степенью выраженности охотничьих качеств. Породы легавых собак создавались с учетом требований охоты в островной или континентальной Европе, но развитие и тех и других неизменно шло по схеме «гончая - розыскная - легавая». 

Охота с норными собаками известна с древности. В Древнем Египте и Греции существовали низкорослые таксообразные собаки для норной охоты на лисиц и барсуков. Этот вид охоты особенно распространился в Германии и Англии, где были выведены и путем длительной селекции усовершенствованы два различных типа норных собак - таксы и терьеры. 

Норные - это низкорослые, но очень сильные, ловкие и злобные охотничьи собаки. С ними успешно охотятся на лисиц, барсуков и енотов. Все норные собаки - отличные истребители крыс, хорьков и других мелких хищников. Доставленные к месту охоты, они свободно проникают в норы, в сложном лабиринте ходов разыскивают зверя и либо выгоняют его под выстрел охотника, либо загоняют в тупик ( отнорок ) и удерживают там, пока охотник не раскопает нору и не добудет зверя. Выгоняя скрывшегося зверя из норы, собаки активно облаивают его, хватают зубами. Нередко подземные поединки, особенно с барсуками, переходят в смертельную схватку» в которой обычно побеждает тот, у кого крепче хватка, кто храбрее, ловчее, сильнее, выносливее. Часто бывает так, что, задушив атакуемого зверя, собака сама вытаскивает его из норы. Норные собаки должны быть азартны, несмотря на тяжелые условия преследования зверя в норе, и неприхотливы к погодным условиям в любое время года. 

Небольшой рост не мешает всем норным собакам обладать бесстрашием и высоким охотничьим мастерством. Их можно обучить и охоте на выдру, норку, куницу, хоря, горностая, а также облаивать сидящих на деревьях белок и глухарей, разыскивать и аппортировать сбитую выстрелом пернатую дичь.

Норная охота увлекательна и результативна. К сожалению, во многих районах нашей страны она не пользуется популярностью, хотя могла бы приносить большую пользу благодаря добыче пушнины и резкому снижению урона ( уничтожение кладок яиц и птенцов охотничьих птиц ), наносимого лисами и енотовидными собаками охотничьей фауне и птицеводству. 

В Англии при парфорсных охотах на лис, когда преследуемый стаей гончих зверь успевает скрыться в нору, вслед за ним пускают фокстерьера, который и выдворяет зверя наружу, и гон продолжается с прежней настойчивостью.

В нашей стране для норной охоты чаще используют фокстерьеров - самую многочисленную породу в группе норных охотничьих собак. Наиболее распространены среди них жесткошерстные, шерсть, которых нуждается в тримминге 2 раза в год в периоды сезонных линек. Однако в республиках Прибалтики охотники предпочитают такс для норной охоты и применяют их при облавной охоте на кабанов. Зверь, как правило, не пугается маленькой собачки, негромко тявкающей на него, и, подгоняемый ею, спокойно выходит на линию стрелков.

* * *
Породы охотничьих собак получили широкое распространение в мире. Их подразделяют на 7 самостоятельных групп: борзые, лайки, гончие, гончие по кровяному следу, легавые, розыскные и норные.

Источник: http://kinlib.ru/